Элегия (Я думал, что любовь...)

Я думал, что любовь погасла навсегда, 
 Что в сердце злых страстей умолкнул глас мятежный, 
 Что дружбы наконец отрадная звезда 
 Страдальца довела до пристани надежной. 
 Я мнил покоиться близ верных берегов, 
 Уж издали смотреть, указывать рукою 
 На парус бедственный пловцов, 
 Носимых яростной грозою. 
 И я сказал: «Стократ блажен, 
 Чей век, свободный и прекрасный, 
 Как век весны промчался ясной 
 И страстью не был омрачен, 
 Кто не страдал в любви напрасной, 
 Кому неведом грустный плен. 
 Блажен! но я блаженней боле. 
 Я цепь мученья разорвал, 
 Опять я дружбе... я на воле — 
 И жизни сумрачное поле 
 Веселый блеск очаровал!» 
 Но что я говорил... несчастный! 
 Минуту я заснул в неверной тишине, 
 Но мрачная любовь таилася во мне, 
 Не угасал мой пламень страстный. 
 Весельем позванный в толпу друзей моих, 
 Хотел на прежний лад настроить резву лиру, 
 Хотел еще воспеть прелестниц молодых, 
 Веселье, Вакха и Дельфиру. 
 Напрасно!.. я молчал; усталая рука 
 Лежала, томная, на лире непослушной, 
 Я все еще горел — и в грусти равнодушной 
 На игры младости взирал издалека. 
 Любовь, отрава наших дней, 
 Беги с толпой обманчивых мечтаний. 
 Не сожигай души моей, 
 Огонь мучительных желаний. 
 Летите, призраки... Амур, уж я не твой, 
 Отдай мне радости, отдай мне мой покой... 
 Брось одного меня в бесчувственной природе 
 Иль дай еще летать надежды на крылах, 
 Позволь еще заснуть и в тягостных цепях 
 Мечтать о сладостной свободе. 
 1816