Ф.Н. Глинке

Когда средь оргий жизни шумной 
 Меня постигнул остракизм, 
 Увидел я толпы безумной 
 Презренный, робкий эгоизм. 
 Без слез оставил я с досадой 
 Венки пиров и блеск Афин, 
 Но голос твой мне был отрадой, 
 Великодушный Гражданин! 
 Пускай Судьба определила 
 Гоненья грозные мне вновь, 
 Пускай мне дружба изменила, 
 Как изменяла мне любовь, 
 В моем изгнаньи позабуду 
 Несправедливость их обид: 
 Они ничтожны - если буду 
 Тобой оправдан, Аристид.



 1822