Гараль и Гальвина

Взошла луна над дремлющим заливом, 
 В глухой туман окрестности легли; 
 Полночный ветр качает корабли 
 И в парусе шумит нетерпеливом. 
 Взойдет заря - далек их будет строй. 
 Остри свой меч, воитель молодой! 

 Где ты, Гараль? Печальная Гальвина 
 Ждет милого в пещерной темноте. 
 Спеши, Гараль, к унылой красоте! 
 Заря блеснет, - и гордая дружина 
 Умчится вдаль, грозящая войной. 
 Где ты, где ты, воитель молодой? 

 Гальвина с ним. О, сколько слез печали,
 И сколько слез восторгов и любви!
 Но край небес бледнеет, и в дали 
 Редеет тень. Уж латы зазвучали; 
 Близка заря; несется шум глухой... 
 Что медлишь ты, воитель молодой? 

 Призывному Гальвина клику внемлет, 
 Тоски, надежд и робости полна, 
 Едва дыша, разлуки ждет она: 
 Но юноша на персях девы дремлет. 
 Призывы битв умолкли за горой, -
 Не слышал их воитель молодой. 

 Уже суда покинуть брег готовы, 
 К ним юноши с веселием бегут; 
 Прощальну длань подругам подают; 
 Златой зари раскинулись покровы; 
 Но, утомлен любовью и тоской, 
 Покоится воитель молодой. 

 Пылает день. Он открывает очи 
 Гальвина мнит ласкающей рукой 
 Сокрыть от глаз досадный свет дневной. 
 "Прости, пора! сокрылись тени ночи;
 Спешу к мечам!" воскликнул - и стрелой
 Летит на брег воитель молодой. 

 Но тихо всё, лишь у пустого брега 
 Подъемлется шумящая волна; 
 Лишь дева там, печальна и бледна, 
 И вдалеке плывут ладьи набега. 
 О, для чего печальной красотой 
 Пленялся ты, воитель молодой? 

 Она в слезах; в немой воитель думе. 
 "О милый друг! о жизнь души моей! 
 Что слава нам? что делать средь мечей? 
 Пускай другой несется в бранном шуме; 
 Но я твоя, ты вечно, вечно мой!... 
 Забудь войну, воитель молодой!" 

 Гараль молчал. Надменное ветрило 
 Его звало к брегам чужой земли; 
 Но с бурею так быстро корабли 
 Летели вдаль, и дева так уныло 
 Его влекла трепещущей рукой... 
 Всё, всё забыл воитель молодой! 

 И он у ног своей подруги нежной 
 Сказал: "Пускай гремят набег и брань: 
 Забыла меч ослабленная длань!" 
 Их дни слились в отраде безмятежной; 
 Лишь у брегов терзаемых волной 
 Дрожа, краснел воитель молодой. 

 Но быстро дни восторгов пролетели. 
 Бойцы плывут к брегам родной земли; 
 Сыны побед с добычей притекли, 
 И скальды им хваленья песнь воспели. 
 Тогда поник бесславною главой 
 На пиршествах воитель молодой. 

 Могучие наперсники судьбины 
 К ногам невест повергли меч и щит; 
 Кровавый меч героев не лежит 
 У ног одной оставленной Гальвины. 
 Красавица вздохнула, - и другой 
 Ее пленил воитель молодой. 

 С тех пор один бродил Гараль унылый;
 Умолк его веселый прежде глас, 
 Лишь иногда в безмолвный ночи час 
 Уединен шептал он имя милой. 
 Война зажглась, - и встречи роковой
 Пошел искать воитель молодой.


 Dubia, 1813-1817