К молодой актрисе

 Ты не наследница Клероны,
 Не для тебя свои законы 
 Владелец Пинда начертал; 
 Тебе не много бог послал, 
 Твой голосок, телодвиженья, 
 Немые взоров обращенья 
 Не стоят, признаюсь, похвал 
 И шумных плесков удивленья; 
 Жестокой суждено судьбой 
 Тебе актрисой быть дурной. 
 Но, Клоя, ты мила собой. 
 Тебе во след толпятся смехи, 
 Сулят любовникам утехи -
 Итак, венцы перед тобой, 
 И несомнительны успехи. 

Ты пленным зрителя ведешь 
 Когда без такта ты поешь, 
 Недвижно стоя перед нами, 
 Поешь - и часто не в попад. 
 А мы усердными руками 
 Все громко хлопаем; кричат: 
 "Bravo! bravissimo! чудесно!" 
 Свистки сатириков молчат, 
 И все покорствуют прелестной.

Когда в неловкости своей, 
 Ты сложишь руки у грудей, 
 Или подымешь их и снова 
 На грудь положишь, застыдясь; 
 Когда Милона молодого, 
 Лепеча что-то не для нас, 
 В любви без чувства уверяешь; 
 Или без памяти в слезах, 
 Холодный испуская ах! 
 Спокойно в креслы упадаешь, 
 Краснея и чуть-чуть дыша, -
 Все шепчут: ах! как хороша! 
 Увы! другую б освистали: 
 Велико дело красота. 
 О Клоя, мудрые солгали: 
 Не всё на свете суета. 

Пленяй же, Клоя, красотою; 
 Стократ блажен любовник тот,
 Который нежно пред тобою, 
 Осмелясь, о любви поет; 
 В стихах и прозою на сцене 
 Тебя клянется обожать, 
 Кому ты можешь отвечать, 
 Не смея молвить об измене; 
 Блажен, кто может роль забыть 
 На сцене с миленькой актрисой 
 Жать руку ей, надеясь быть 
 Еще блаженней за кулисой! 


 1815