Кольна

Источник быстрый Каломоны, 
 Бегущий к дальним берегам, 
 Я зрю, твои взмущенны волны 
 Потоком мутным по скалам 
 При блеске звезд ночных сверкают 
 Сквозь дремлющий, пустынный лес, 
 Шумят и корни орошают 
 Сплетенных в темный кров древес. 
 Твой мшистый брег любила Кольна, 
 Когда по небу тень лилась: 
 Ты зрел, когда, в любви невольна, 
 Здесь другу Кольна отдалась. 

 В чертогах Сельмы царь могущих 
 Тоскару юному вещал: 
 "Гряди во мрак лесов дремучих, 
 Где Крона катит черный вал, 
 Шумящей прохлажден осиной. - 
 Там ряд является могил: 
 Там с верной, храброю дружиной 
 Полки врагов я расточил. 
 И много, много сильных пало: 
 Их гробы черный вран стрежет. 
 Гряди - и там, где их не стало, 
 Воздвигни памятник побед!" 
 Он рек, и в путь безвестный, дальный 
 Пустился с бардами Тоскар, 
 Идет во мгле ночи печальной, 
 В вечерний хлад, в полдневный жар. - 
 Денница красная выводит 
 Златое утро в небеса, 
 И вот уже Тоскар подходит 
 К местам, где в темные леса 
 Бежит седой источник Кроны 
 И кроется в долины сонны. - 
 Воспели барды гимн святой; 
 Тоскар обломок гор кремнистых 
 Усильно мощною рукой 
 Влечет из бездны волн сребристых, 
 И с шумом на высокой брег 
 В густой и дикой злак поверг; 
 На нем повесил черны латы, 
 Покрытый кровью предков меч, 
 И круглый щит, и шлем пернатый, 
 И обратил он к камню речь: 

 "Вещай, сын шумного потока, 
 О храбрых поздним временам! 
 Да в страшный час, как ночь глубока 
 В туманах ляжет по лесам, 
 Пришлец, дорогой утомленный, 
 Возлегши под надежный кров, 
 Воспомнит веки отдаленны 
 В мечтаньи сладком легких снов! 
 С рассветом алыя денницы, 
 Лучами солнца пробужден, 
 Он узрит мрачные гробницы... 
 И грозным видом поражен, 
 Вопросит сын иноплеменный: 
 "Кто памятник воздвиг надменный 
 И старец, летами согбен, 
 Речет: "Тоскар наш незабвенный, 
 Герой умчавшихся времен!" 

 Небес сокрылся вечный житель, 
 Заря потухла в небесах; 
 Луна в воздушную обитель 
 Спешит на темных облаках; 
 Уж ночь на холме - берег Кроны 
 С окрестной рощею заснул: 
 Владыко сильный Каломоны, 
 Иноплеменных друг, Карул 
 Призвал Морвенского героя 
 В жилище Кольны молодой 
 Вкусить приятности покоя 
 И пить из чаши круговой. 
 ...................................... 
 ..................................... 
 Близь пепелища все воссели; 
 Веселья барды песнь воспели. 
 И в пене кубок золотой 
 Крутом несется чередой. - 
 Печален лишь пришелец Лоры, 
 Главу ко груди преклонил: 
 Задумчиво он страстны взоры 
 На нежну Кольну устремил - 
 И тяжко грудь его вздыхает, 
 В очах веселья блеск потух, 
 То огнь по членам пробегает, 
 То негою томится дух; 
 Тоскует, втайне ощущая 
 Волненье сильное в крови 
 На юны прелести взирая, 
 Он полну чашу пьет любви. 

 Но вот уж дуб престал дымиться, 
 И тень мрачнее становится, 
 Чернеет тусклый небосклон, 
 И царствует в чертогах сон. 
 ........................................... 
 ........................................... 
 Редеет ночь - заря багряна 
 Лучами солнца возжена; 
 Пред ней златится твердь румяна: 
 Тоскар покинул ложе сна; 
 Быстротекущей Каломоны 
 Идет по влажным берегам, 
 Спешит узреть долины Кроны 
 И внемлет плещущим волнам. 
 И вдруг из сени темной рощи, 
 Как в час весенней полунощи 
 Из облак месяц золотой, 
 Выходит ратник молодой. - 
 Меч острый на бедре сияет, 
 Копье десницу воружает: 
 Надвинут на чело шелом, 
 И гибкой стан покрыт щитом: 
 Зарею латы серебрятся 
 Сквозь утренний в долине пар. 

 "О юный ратник! - рек Тоскар, - 
 С каким врагом тебе сражаться? 
 Ужель и в сей стране война 
 Багрит ручьев струисты волны? 
 Но всё спокойно - тишина 
 Окрест жилища нежной Кольны". 
 "Спокойны дебри Каломоны, 
 Цветет отчизны край златой; 
 Но Кольна там не обитает, 
 И ныне по стезе глухой 
 Пустыню с милым протекает, 
 Пленившим сердце красотой". 
 "Что рек ты мне, младой воитель? 
 Куда сокрылся похититель? 
 Подай мне щит твой!" - И Тоскар 
 Приемлет щит, пылая мщеньем. 
 Но вдруг исчез геройства жар; 
 Что зрит он с сладким восхищеньем? 
 Не в силах в страсти воздохнуть, 
 Пылая вдруг восторгом новым... 
 Лилейна обнажилась грудь, 
 Под грозным дышуща покровом... 
 - "Ты ль это?..." - возопил герой, 
 И трепетно рукой дрожащей 
 С главы снимает шлем блестящий - 
 И Кольну видит пред собой. 
 1814