«Краев чужих неопытный любитель...»

Краев чужих неопытный любитель 
 И своего всегдашний обвинитель, 
 Я говорил: в отечестве моем 
 Где верный ум, где гений мы найдем? 
 Где гражданин с душою благородной, 
 Возвышенной и пламенно свободной? 
 Где женщина — не с хладной красотой, 
 Но с пламенной, пленительной, живой? 
 Где разговор найду непринужденный, 
 Блистательный, веселый, просвещенный? 
 С кем можно быть не хладным, не пустым? 
 Отечество почти я ненавидел — 
 Но я вчера Голицыну1 увидел 
 И примирен с отечеством моим. 
 1817