«Любовь одна — веселье жизни хладной...»

Любовь одна — веселье жизни хладной, 
 Любовь одна — мучение сердец: 
 Она дарит один лишь миг отрадный, 
 А горестям не виден и конец. 
 Стократ блажен, кто в юности прелестной 
 Сей быстрый миг поймает на лету; 
 Кто к радостям и неге неизвестной 
 Стыдливую преклонит красоту! 

 Но кто любви не жертвовал собою? 
 Вы, чувствами свободные певцы! 
 Пред милыми смирялись вы душою, 
 Вы пели страсть — и гордою рукою 
 Красавицам несли свои венцы. 
 Слепой Амур, жестокий и пристрастный, 
 Вам терния и мирты раздавал; 
 С пермесскими царицами согласный, 
 Иным из вас на радость указал; 
 Других навек печалями связал 
 И в дар послал огонь любви несчастной. 

 Наследники Тибулла и Парни! 
 Вы знаете бесценной жизни сладость; 
 Как утра луч, сияют ваши дни. 
 Певцы любви! младую пойте радость, 
 Склонив уста к пылающим устам, 
 В объятиях любовниц умирайте; 
 Стихи любви тихонько воздыхайте!.. 
 Завидовать уже не смею вам. 

 Певцы любви! вы ведали печали, 
 И ваши дни по терниям текли; 
 Вы свой конец с волненьем призывали; 
 Пришел конец, и в жизненной дали 
 Не зрели вы минутную забаву; 
 Но, не нашед блаженства ваших дней, 
 Вы встретили по крайней мере славу, 
 И мукою бессмертны вы своей! 

 Не тот удел судьбою мне назначен: 
 Под сумрачным навесом облаков, 
 В глуши долин, в печальной тьме лесов, 
 Один, один брожу уныл и мрачен. 
 В вечерний час над озером седым 
 В тоске, слезах нередко я стенаю; 
 Но ропот волн стенаниям моим 
 И шум дубрав в ответ лишь я внимаю. 
 Прервется ли души холодный сон, 
 Поэзии зажжется ль упоенье,— 
 Родится жар, и тихо стынет он: 
 Бесплодное проходит вдохновенье. 
 Пускай она прославится другим, 
 Один люблю,— он любит и любим!.. 
 Люблю, люблю!.. но к ней уж не коснется 
 Страдальца глас; она не улыбнется 
 Его стихам небрежным и простым. 
 К чему мне петь? под кленом полевым 
 Оставил я пустынному зефиру 
 Уж навсегда покинутую лиру, 
 И слабый дар как легкий скрылся дым. 
 1816