Наездники

Глубокой ночью на полях 
 Давно лежали покрывала, 
 И слабо в бледных облаках 
 Звезда пустынная сияла. 
 При умирающих огнях, 
 В неверной темноте тумана, 
 Безмолвно два стояли стана 
 На помраченных высотах. 
 Всё спит; лишь волн мятежный ропот 
 Разносится в тиши ночной, 
 Да слышен из дали глухой 
 Булата звон и конский топот. 
 Толпа наездников младых 
 В дубраве едет молчаливой, 
 Дрожат и пышут кони их, 
 Главой трясут нетерпеливой. 
 Уж полем всадники спешат, 
 Дубравы кров покинув зыбкий, 
 Коней ласкают и смирят 
 И с гордой шепчутся улыбкой. 
 Их лица радостью горят, 
 Огнем пылают гневны очи; 
 Лишь ты, воинственный поэт, 
 Уныл, как сумрак полуночи, 
 И бледен, как осенний свет. 
 С главою, мрачно преклоненной, 
 С укрытой горестью в груди, 
 Печальной думой увлеченный, 
 Он едет молча впереди. 

 "Певец печальный, что с тобою? 
 Один пред боем ты уныл; 
 Поник бесстрашною главою, 
 Бразды и саблю опустил! 
 Ужель, невольник праздной неги, 
 Отрадней мир твоих полей, 
 Чем наши бурные набеги 
 И ночью бранный стук мечей? 
 Тебя мы зрели под мечами 
 С спокойным, дерзостным челом, 
 Всегда меж первыми рядами, 
 Всё там, где битвы падал гром. 
 С победным съединяясь кликом, 
 Твой голос нашу славу пел - 
 А ныне ты в унынье диком, 
 Как беглый ратник, онемел". 

 Но медленно певец печальный 
 Главу и взоры приподнял, 
 Взглянул угрюмо в сумрак дальнык 
 И вздохом грудь поколебал. 

 "Глубокий сон в долине бранной; 
 Одни мы мчимся в тьме ночной, 
 Предчувствую конец желанный! 
 Меня зовет последний бой! 
 Расторгну цепь судьбы жестокой, 
 Влечу я с братьями в огонь; 
 Удар падет...- и одинокий 
 В долину выбежит мой конь. 

 О вы, хранимые судьбами 
 Для сладостных любви наград: 
 Любви бесценными слезами 
 Благословится ль ваш возврат! 
 Но для певца никто не дышит, 
 Его настигнет тишина; 
 Эльвина смерти весть услышит, 
 И не вздохнет об нем она... 
 В минуты сладкого спасенья, 
 О друга, вспомните певца, 
 Его любовь, его мученья 
 И славу грозного конца!" 
 1816