«Недавно бедный музульман...»

Недавно бедный музульман 
 В Юрзуфе жил с детьми, с женою; 
 Душевно почитал священный Алькоран 
 И счастлив был своей судьбою; 
 Мехмет (так звался он) прилежно целый день 
Ходил за ульями, за стадом 
И за домашним виноградом, 
Не зная, что такое лень; 
 Жену свою любил - <Фатима> это знала, 
 И каждый год ему детей она рожала - 
 По-нашему, друзья, хоть это и смешно, 
 Но у татар уж так заведено. -
 Фатима раз - (она в то время 
 Несла трехмесячное бремя,- 
 А каждый ведает, что в эти времена 
 И даже самая степенная [жена] 
 Имеет прихоти то эти, <то> другие, 
И, боже упаси, какие!) 
 Фатима говорит умильно муженьку: 
 "Мой друг, мне хочется ужасно каймаку. 
Теряю память я, рассу<док>, 
Во мне так и горит желудок; 
 Я не спала всю ночь - и посмотри, душа, 
 Сегодня, верно, <я> совсем нехорошо. 
Всего мне [должно опасаться]: 
Не смею даже почесаться, 
 Чтоб крошку не родить с сметаной на носу - 
Такой я муки не снесу. 
 Любезный, миленькой, красавец, мой дружочек, 
 Достань мне каймаку хоть крохотный кусочек". 
 Мехмет [разнежился], собрался, завязал 
В кушак тарелку жестяную, 
 Детей благословил, жену поцеловал 
 И мигом  в ближнюю долину побежал, 
Чтобы порадовать больную. 
 Не шел он, а летел - зато в обратный путь 
 Пустился по горам, едва, едва шагая; 
 И скоро стал искать, совсем изнемогая, 
Местечка, где бы отдохнуть. 
По счастью, на конце долины 
Увидел он ручей, 
 Добрел до берегов и лег в тени ветвей. 
Журчанье вод, дерев вершины, 
 Душистая трава, прохладный бережок, 
И тень, и легкой  ветерок - 
Всё нежило, всё говорило: 
 "Люби иль почивай!" - Люби! таких затей 
Мехмету в ум не приходило, 
 Хоть [он] и мог . - Но спать! вот это мило -
Благоразумн<ей> и верней.- 
 За то Мехмет, как царь, уснул в долине; 
 Положим, что царям [приятно спать] дано 
Под балдахином <на перине>, 
Хоть это, впрочем, мудрено.



 1821