Осеннее утро

Поднялся шум; свирелью полевой 
 Оглашено мое уединенье, 
 И с образом любовницы драгой 
 Последнее слетело сновиденье. 
 С небес уже скатилась ночи тень. 
 Взошла заря, блистает бледный день — 
 А вкруг меня глухое запустенье... 
 Уж нет ее... я был у берегов, 
 Где милая ходила в вечер ясный; 
 На берегу, на зелени лугов 
 Я не нашел чуть видимых следов, 
 Оставленных ногой ее прекрасной. 
 Задумчиво бродя в глуши лесов, 
 Произносил я имя несравненной; 
 Я звал ее — и глас уединенный 
 Пустых долин позвал ее в дали. 
 К ручью пришел, мечтами привлеченный; 
 Его струи медлительно текли, 
 Не трепетал в них образ незабвенный. 
 Уж нет ее!.. До сладостной весны 
 Простился я с блаженством и с душою. 
 Уж осени холодною рукою 
 Главы берез и лип обнажены, 
 Она шумит в дубравах опустелых; 
 Там день и ночь кружится желтый лист, 
 Стоит туман на волнах охладелых, 
 И слышится мгновенный ветра свист. 
 Поля, холмы, знакомые дубравы! 
 Хранители священной тишины! 
 Свидетели моей тоски, забавы! 
 Забыты вы... до сладостной весны! 
 1816