Послание Лиде

Тебе, наперсница Венеры,
 Тебе, которой Купидон 
 И дети резвые Цитеры 
 Украсили цветами трон, 
 Которой нежные примеры, 
 Улыбка, взоры, нежный тон 
 Красноречивей, чем Вольтеры, 
 Нам проповедают закон 
 И Аристипов, и Глицеры, - 
 Тебе приветливый поклон, 
 Любви венок и лиры звон. 
 Презрев Платоновы химеры, 
 Твоей я святостью спасен, 
 И стал апостол мудрой веры 
 Анакреонов и Нинон: 
 Всего.... но лишь известной меры. -
 Я вижу: хмурится Зенон, 
 И вся его седая свита: 
 И мудрый друг вина Катон, 
 И скучный раб Эпафродита, 
 Сенека, даже Цицерон 
 Кричат: "Ты лжешь, профан! мученье -
 Прямое смертных наслажденье!" 
 Друзья, согласен: плач и стон 
 Стократ, конечно, лучше смеха; 
 Терпеть великая утеха; 
 Совет ваш вовсе не смешон: 
 Но мне он, слышите ль, не нужен, 
 За тем, что слишком он мудрен; 
 Дороже мне хороший ужин 
 Философов трех целых дюжин: 
 Я вами, право, не прельщен. -
 Собор угрюмый рассержен. 
 Но пусть кричат на супостата, 
 Их спор - лишь времени утрате 
 Кто их примером обольщен? 
 Люблю я доброго Сократа! 
 Он в мире жил, он был умен; 
 С своею важностью притворной 
 Любил пиры, театры, жен; 
 Он, между проччим, был влюблен 
 И у Аспазии в уборной 
 (Тому свидетель сам Платон), 
 Невольник робкий и покорный, 
 Вздыхал частехонько в хитон, 
 И ей с улыбкою придворной 
 Шептал: "Всё призрак, ложь и сон: 
 И мудрость, и народ, и Слава; 
 Что ж истинно? одна Забава, 
 Поверь: одна любовь не сон!" 
 Так ладан жег прекрасной он, 
 И ею..... бедная Ксантипа! 
 Твой муж, совместник Аристипа, 
 Бывал до неба вознесен. 
 Меж тем, на милых грозно лая. 
 Злой Циник, негу презирая, 
 Один всех радостей лишен, 
 Дышал от мира отлучен. 
 Но с бочкой странствуя пустою 
 Вослед за Мудростью слепою, 
 Пустой чудак был ослеплен; 
 И воду черпая рукою, 
 Не мог зачерпнуть счастья он. 


 1816