Послание В.Л. Пушкину

 Скажи, парнасский мой отец, 
 Неужто верных муз любовник 
 Не может нежный быть певец 
 И вместе гвардии полковник? 
 Ужели тот, кто иногда 
 Жжет ладан Аполлону даром, 
 За честь не смеет без стыда 
 Жечь порох на войне с гусаром 
 И, если можно, города? 
 Беллона, Муза и Венера, 
 Вот, кажется, святая вера 
 Дней наших всякого певца. 
 Я шлюсь на русского Буфлера 
 И на Дениса храбреца, 
 Но не на Глинку офицера, 
 Довольно плоского певца; 
 Не нужно мне его примера... 
 Ты скажешь: "Перестань, болтун!
 Будь человек, а не драгун; 
 Парады, караул, ученья -
 Всё это оды не внушит, 
 А только душу иссушит, 
 И к Марину для награжденья, 
 Быть может, прямо за Коцит 
 Пошлют читать его творенья. 
 Послушай дяди, милый мой: 
 Ступай себе к слепой Фемиде 
 Иль к дипломатике косой! 
 Кропай, мой друг, посланья к Лиде,
 Оставь военные грехи 
 И в сладостях успокоенья 
 Пиши сенатские решенья 
 И пятистопные стихи; 
 И не с гусарского корнета, -
 Возьми пример с того поэта, 
 С того, которого рука 
 Нарисовала Ермака 
 В снегах незнаемого света, 
 И плен могучего Мегмета, 
 И мужа модного рога, 
 Который, милостию бога, 
 Министр и сладостный певец, 
 Был строгой чести образец, 
 Как образец он будет слога". 
 Всё так, почтенный дядя мой, 
 Почтен, кто глупости людской 
 Решит запутанные споры; 
 Умен, кто хитрости рукой 
 Переплетает меж собой 
 Дипломатические вздоры 
 И правит нашею судьбой. 
 Смешон, конечно, мирный воин, 
 И эпиграммы самой злой 
 В известных "Святках" он достоин.
 Но что прелестней и живей 
 Войны, сражений и пожаров, 
 Кровавых и пустых полей, 
 Бивака, рыцарских ударов? 
 И что завидней бранных дней 
 Не слишком мудрых усачей, 
 Но сердцем истинных гусароь 
 Они живут в своих шатрах, 
 Вдали забав и нег и граций, 
 Как жил бессмертный трус Гораций
 В тибурских сумрачных лесах; 
 Не знают света принужденья, 
 Не ведают, что скука, страх; 
 Дают обеды и сраженья, 
 Поют и рубятся в боях. 
 Счастлив, кто мил и страшен миру;
 О ком за песни, за дела 
 Гремит правдивая хвала; 
 Кто славил Марса и Темиру 
 И бранную повесил лиру 
 Меж верной сабли и седла. 
 Но вы, враги трудов и славы, 
 Питомцы Феба и забавы, 
 Вы, мирной праздности друзья 
 Шепну вам на-ухо: вы правы, 
 И с вами соглашаюсь я!
 Бог создал для себя природу, 
 Свой рай и счастие глупцам, 
 Злословие, мужчин и моду, 
 Конечно, для забавы дам, 
 Заботы знатному народу, 
 Дурачество для всех, - а нам 
 Уединенье и свободу!


 1817