Тургеневу

 Тургенев, верный покровитель 
 Попов, евреев и скопцов, 
 Но слишком счастливый гонитель 
 И езуитов, и глупцов, 
 И лености моей бесплодной, 
 Всегда беспечной и свободной, 
 Подруги благотворных снов! 
 К чему смеяться надо мною, 
 Когда я слабою рукою 
 На лире с трепетом брожу 
 И лишь изнеженные звуки 
 Любви, сей милой сердцу муки, 
 В струнах незвонких нахожу? 
 Душой предавшись наслажденью, 
 Я сладко, сладко задремал. 
 Один лишь ты с глубокой ленью 
 К трудам охоту сочетал; 
 Один лишь ты, любовник страстный 
 И Соломирской, и креста*, 
 То ночью прыгаешь с прекрасной, 
 То проповедуешь Христа. -
 На свадьбах и в Библейской зале, 
 Среди веселий и забот, 
 Роняешь Лунину на бале, 
 Подъемлешь трепетных сирот; 
 Ленивец милый на Парнассе, 
 Забыв любви своей печаль, 
 С улыбкой дремлешь в Арзамасе 
 И спишь у графа де-Лаваль; 
 Нося мучительное бремя 
 Пустых иль тяжких должностей, 
 Один лишь ты находишь время 
 Смеяться лености моей.

Не вызывай меня ты боле 
 К навек оставленным трудам.
 Ни к поэтической неволе, 
 Ни к обработанным стихам. 
 Что нужды, если и с ошибкой 
 И слабо иногда пою? 
 Пускай Нинета лишь улыбкой 
 Любовь беспечную мою 
 Воспламенит и успокоит! 
 А труд и холоден и пуст: 
 Поэма никогда не стоит 
 Улыбки сладострастных уст.


 * Креста, сиречь не Анненского и не 
 Владимирского - а честнаго и животворящаго.

 1817