«В еврейской хижине лампада...»

В еврейской хижине лампада 
 В одном углу бледна горит, 
 Перед лампадою старик 
 Читает библию. Седые 
 На книгу падают власы. 
 Над колыбелию пустой 
 Еврейка плачет молодая. 
 Сидит в другом углу, главой 
 Поникнув, молодой еврей, 
 Глубоко в думу погруженный. 
 В печальной хижине старушка 
 Готовит позднюю трапезу. 
 Старик, закрыв святую книгу, 
 Застежки медные сомкнул. 
 Старуха ставит бедный ужин 
 На стол и всю семью зовет. 
 Никто нейдет, забыв о пище. 
 Текут в безмолвии часы. 
 Уснуло всё под сенью ночи. 
 Еврейской хижины одной 
 Не посетил отрадный сон. 
 На колокольне городской 
 Бьет полночь.- Вдруг рукой тяжелой 
 Стучатся к ним. Семья вздрогнула, 
 Младой еврей встает и дверь 
 С недоуменьем отворяет - 
 И входит незнакомый странник. 
 В его руке дорожный посох. 
 1826