Отношение Пушкина к властям

Наступившее положение молодого Пушкина, в период, начиная с конца 1820-х гг. стало заметно менять, и пришло к исключительно тяжелому.

А отношение Пушкина с властями того времени, уже становилось двусмысленным и порой не скрытно ложным. В кабинете царя в 1826 г. Пушкин определил для себя тактическую линию поведения с правительством, линию, которая обеспечивала ему сохранение, собственного достоинства, и которой он старался придерживаться все последующие годы. И эта опасная линия была обусловлена его прямотой в высказывание своих мыслей при дворе, и даже при самом царе.

Так Пушкин, считая царя Николая I глубоко честным человеком, он полагал хитрости и лукавство ниже своего и его достоинства. Царь же сумел под натиском внушить поэту, что с ним ведут прозрачную и честную игру, несмотря на порой остроту положения Пушкина при дворе. Но, при этом, как стало позже известно, все обстояло совершенно по иному, так, ни царь, ни Бенкендорф Пушкину не верили, видели в нем опасного и хитрого смутьяна, каждый шаг которого нуждается в надзоре.

И обещание данное Пушкину в том, что он не будет испытывать гонений в цензуре, привело, в начале, к мелочной полицейской слежке и контроле над ним со стороны Бенкендорфа. Свобода передвижения также оказалась мнимой: для любых отлучек из Петербурга надо было испрашивать разрешение. Пушкин оказался опутанным цепью слежки. Правительство использовало для наблюдения за ним и профессиональных литераторов типа Фаддея Булгарина, и полуграмотных агентов.